Пришла к нам на скорую чудо-стажерка Юленька. Это нежное создание поставила нас всех в ступор

Была весна199… года.  К нам на подстанцию устроилась новая сотрудница. Юное беззащитное создание  метр сорок ростом, с тонюсеньким «хвостиком» на затылке, белобрысыми прядями на висках, в маленьких круглых очечках. Звалось это чудо – Юленька.

Юленька была не  пьющей, не курящей , не выражалась нецензурно, о мужиках вообще было не  подумать… Типа десятилетний ребенок в волчьей выездной стае. Голосок у Юленьки был тонкий-тонкий и, прозвище «мышка» приклеилось сразу.

Мужики в ее присутствии  стеснялись и краснели. Даже страшный человек-гора, доктор восьмой бригады Прагин, имеющий черный пояс каратэ, с весом в сто шестьдесят килограмм, разговаривавший только матом. При виде Прагина хулиганы прятались в кусты, буйные алкаши – плакали и растворялись в самых темных углах.

Вообразить разгневанного Прагина было просто ужасно… Но дети и собаки очень любили Прагина, и нисколько его не боялись… При виде Юленьки, Прагин терялся, становился абсолютно вежливым и культурным, все время пытался угостить ее чем-нибудь  – конфетами или мороженым, и при любой возможности брал ее в ночь третьим номером на восьмую бригаду (работал он с бессменным фельдшером Игорьком), и тут же укладывал спать. «Еще успеет наработаться ребенок, пусть выспится» – объяснял Прагин начальству и все боялись с ним поспорить.

Несмотря на крошечный рост, Юленька была умелым фельдшером, и абсолютно ничего не боялась. Со временем Юленьку стали выводить одну на бригаду, но всегда только на дневную полусуточную. Никто не осмеливался ставить «мышку»одну в ночь… Прагин бы его убил…

Юное, беззащитное творение…

Я, как всегда работал в «одинаре» на родной двадцать второй бригаде. Во второй половине дня  получил вызов на перевозку «сотряса» из травмпункта, приехал, погрузил больного, запросил место… Виталик как всегда был при руле, в полной боевой форме, и за пятнадцать минут мы доставили страдальца в ближайший пункт.

В больнице  два приемных отделения. В одном корпусе – терапия, неврология, гинекология и прочее, а в другом – хирургия и травма. Сдал больного как всегда и сел заполнять карточку за стеклянной загородкой для сестер, за их столом. Из коридора меня  было не видно…

Открывается дверь и в приемник просачивается Юленька, ведя под ручку бабульку.

— Скорая, чего везем?!! – прокричали из дальнего конца коридора.

— Бабушка, холецистит… —  еле слышный писк в ответ.

— Ждите!!.. Больную  на кушетку в коридоре!

— Хорошо. Ждем…

Проходит пять минут, из  приемного выдвигается хирург. Типичный хирург… Здоровенный детина, с волосатой грудью и руками, толстенной золотой цепью на шее, бессовестной рожей и сигаретой в зубах. Роба операционника туго обтягивала толстый живот и была заправлена в брюки. Правой рукой хирург лениво начесывал волосы на груди в вырезе операционника…

— Короче, девочка, мы закрыты – изрек хирург- я больного не возьму…

— Но центр дал место к вам…

— Блин, малявка, у тебя че, со слухом проблемы?

— Не нужно, пожалуйста, ругаться, я сейчас позвоню на центр и все выясню…

— Вперед, мелкая, звони.

Я откладываю ручку и с интересом начинаю прислушиваться прикидывая, не пора ли вмешаться. Но события стали так стремительно и агрессивно развиваться, что вмешаться и не потребовалось.
По телефону, висевшему на стене коридора, Юленька позвонила старшему врачу, доложила  ситуацию, выслушала ответ и повернулась к хирургу:

— Центр ответил вы скоро открываетесь, старший врач приказал оставить больную, скажите пожалуйста, кто примет?..

— Да ты че, мелочь пузатая, я е… твой центр и твоего глав врача, наберут на скорую дебилов по объявлению, ни фига не знают и слушать не умеют, забирай бабку и вали отсюда на х…!!!!!

Я ринулся на помощь, и тут… Я даже вообразить  не мог, что у «мышки»  такой командный голос:

— Е….й ты в рот и в уши распрему…бл….им прое…ем злое…им оху…ший пи…юк прое…ш опи……ший от собственной зломуд….ти, стоишь м…к плешивый, несешь х…ю аж уши вянут, я уже от этой х…ни ох…ла на х…, говори фамилию гнида и не вые….ся сука мохнорожая!!!

Юлька подскакивает к хирургу, оттягивает на животе штаны, сует туда свернутый в трубочку «сопроводок» и отпускает резинку. Резинка звонко щелкает по толстому пузу. Хирург икает и едва слышно лепечет фамилию. Юлька пулей из приемного, грохнув дверью. С потолка сыпется штукатурка. В приемном гробовая тишина… Только слышно как, шуршит бычок, падая на пол изо рта хирурга… Занавес!

Я встал из-за стола, обошел остолбеневшего хирурга и двинулся на выход. Лицо  хирурга было таким, будто он увидел черта или инопланетянина…

На крыльце приемного ни души. Чуть дальше стоял мой «РАФ», Виталик сидел за рулем и курил.

— Слышь, чего с Юленькой стряслось? Вылетела из приемного, как ошпаренная, прыгнула в «пепелац» и рванули они отсюда как на пожар…

— Черт его знает, Вит, потом спросим. Поехали…

Под утро мы привезли туда еще одного больного, как раз к тому же хирургу. Хирург сидел мрачный в  смотровой, под глазом у него наливался гигантский фингал… На столе перед ним лежали разорванная на мелкие кусочки золотая цепь и «сопроводок» на мужика с прободной язвой. Фамилия доставившего в «сопроводке» была – Прагин…

В шесть утра в столовой я  заваривал чай. Вошла Юленька.

— Можно я с тобой посижу, чайку попью? Серега меня, как всегда, спать оставил, но чего то не хочется…

— Юленька, без вопросов.

Я заварил вторую кружку и вытащил из кармана шинели пачку печенья.

— Юленька, ну ты дала…

— Чего?

— Как ты хирургов гоняешь, …ну вообще, блин…

— Ты это слышал?

— Я за стойкой сидел, не успел на подмогу.

— Ой, только ребятам нашим никому не говори. Ладно?

— Ладно, не скажу.

А я никому и не сказал!

P.S. Юлия Николаевна Прагина закончила институт, ординатуру и стала врачом – гинекологом. Сейчас работает в крупной клинике, оперирует и иногда дежурит по приемному отделению. Больных принимает без лишних слов, сама каталась. Но не дай Бог ей нахамить. Такое услышите… Есть желающие?

Автор: Савченко Дмитрий

Источник